Смысл жизни и предназначение человека

Жизнь — разве кто-то установил ей пределы? Дать определение чему-либо, значит прежде всего, подвести данное понятие под другое, более широкое (В.И. Ленин). Или, что тоже самое — установить пределы рассматриваемому явлению. Для того, чтобы дать определение жизни, необходимо выйти в более широкие пределы, чем жизнь. Что это могут быть за пределы? Возможно, тоже жизнь, но уже как явление свободное от земных границ, если необходимо дать определение земной жизни; или противоположность жизни — смерть, как явление, в том числе вмещающее в себя и жизнь. На сегодняшний день в первую сторону человек неспособен переместиться в принципе, чтобы можно было разглядеть обычную земную жизнь.

Во вторую сторону перемещаются активно, но, к сожалению, не то, чтобы определение жизни дать, но просто дать знать о себе с той стороны не особо то получалось. Вот и имеем несколько куцеватых определений жизни, которые нам, практически,  ни о чем не говорят — из них невозможно получить ясное понимание этого явления.

«Жизнь — это совокупность явлений, сопротивляющихся смерти», — так ее определил основатель танатологии.
Обратим внимание на слово «сопротивляющихся».

«Жизнь есть способ существования белковых тел, существенным моментом которого является постоянный обмен веществ с окружающей их внешней природой, причём с прекращением этого обмена веществ прекращается и жизнь, что приводит к разложению белка». — написал Энгельс.

А здесь внимание к словам «постоянный обмен…, прекращение … обмена… — разложение».

«Самоопределяющаяся химическая система, способная к дарвиновской эволюции» — такое определение использует НАСА для поиска жизни во вселенной.
Запомним: «самоопределяющаяся и способная».

А еще:…
… самовоспроизводство, саморегуляция, обмен веществ с окружающей средой…
… активная форма
… совокупность процессов протекающих
… это п р о ц е с с или система, вектор р а з в и т и я которой противоположен по направлению остальным, «неживым» объектам вселенной, и направлен на уменьшение собственной энтропии

Столько определений и ни одного определения. Определяются свойства, атрибуты, производное от жизни, но не ее сущность, не то что — «само», «активная», «процесс», «развития» — этого никто не определяет, значит и не могут определить. Потому что она проста и первична, а, кажется, еще Платон заметил, что простые вещи определений не имеют — нельзя дать определение, а следовательно, обозначить границы такому явлению как жизнь. Оно бесконечно.
Правда есть одно определение от англоязычных ученых: «Жизнь есть свойство материи, приводящее к сопряженной циркуляции биоэлементов в водной среде, движимая, в конечном счете, энергией солнечного излучения по пути увеличения сложности». Вроде бы и указали на причину, но, как истинные «английские ученые» искали не там. Потому что, сколько на мертвую материю солнцем не свети, водой не поливай, она не оживет, а та, что была живой только еще больше разложится.
Любое определение жизни предполагает наличие активного и неуловимого начала, некоей жизненной энергии где-то там, в глубине живущего. Предполагает наличие источника внутреннего движения, источника энергии, какого-то импульса, приводящего в движение молекулы, клетки, органы, живой организм. Предполагает энергетическое доминирование над средой, обеспечивающее противостояние смерти, способствующего более высокой организации материи по отношению к окружающей среде.

Зачем жизни смысл?

Пространное понятие для оправдания причин.

Смысл — пространное понятие, которое востребовано человеком, в первую очередь, для оправдания своего существования и своих поступков, т.е даже не для простого объяснения, а именно оправдания. Энциклопедия так и определяет смысл как сущность феномена, оправдывающая его существование в контексте окружающей среды.

Сам факт поиска смысла — поиска оправдания, доказывания своей необходимости в мире, уже предполагает наличие чувства вины, неопределенности или ненужности в этом мире. Провинился, — потому что родился? Иначе, если бы у человека не присутствовало чувство вины или чувство отчужденности от реальной жизни, от бытия мира, у него не возникало бы потребности в поиске смыслов и, в частности, смысла жизни и оправдания своего существования. Человек изначально знал бы свое предназначение, знал не путем эмпирического поиска или получения знания извне, а знал бы как абсолютное знание, которое естественным образом присуще ему от рождения.

Смысл связывает между собой объект и среду, указывая на то, какую ценность они представляют друг для друга. Различные смыслы позволяют человеку связывать различные объекты с реальностью, объясняя себе назначение конкретного объекта в конкретной среде. ценность объекта для среды и среды для объекта. Так рабочий на сборочном конвейере крутит гайки и в этом смысл его существования в среде конвейера — крутить гайки. Если, вдруг, он начнет танцевать, — его действия станут бессмысленными, не востребованными средой, а то и опасными для нее. Результатом таких бессмысленных действий станет увольнение или смерть от производственной травмы.

Есть и другие смыслы, связывающие сущность человека со средой предприятия — необходимость зарабатывать, потребность самовыражения, карьерные устремления и т.д. Есть еще более глубокие причины, например, в городе только одно предприятие, вариантов выбора нет. Таким образом, кроме явных смыслов здесь есть реальные скрытые причины, по которым рабочему нужен конвейер и на конвейер требуется рабочий.

Итак, смысл можно рассматривать как следствие скрытой причины, а не причину существования субъекта, его жизни, тех или иных его действий. Следовательно, сам по себе ответ на вопрос: «в чем смысл жизни?» — не имеет ценности для жизни, поскольку он не производит жизнь или причину жизни, не находит ее, а оправдывает ее по факту свершившегося перед той средой, в которой оказался субъект. Он всего лишь отвечает на вопросы — зачем ты жил здесь, живешь здесь, кому ты здесь нужен, зачем ты здесь нужен, да и нужен ли?

Ответ на вопрос о смысле жизни не отвечает на вопрос — какова движущая сила жизни, в чем она сокрыта, как приблизиться к ней — откуда и куда идет человек в жизни.

Зная причину жизни, понимая ее, легко понять и ее предназначение. Таким образом, если возникает потребность оправдать свое существование — субъект начинает искать смысл. Если возникает потребность жить — человек пытается понять, — что движет им, что производит в нем желание жизни, потребность жизни, стремится быть ближе к этой причине, этому источнику и дальше от того, что затмевает эту причину, но не ищет смыслов.

Смысл жизни не мотивирует на жизнь.

Смысл используют для мотивация, для зарождения действия, и это использование смысла в ложных целях. Поскольку он — следствие действия. Причина же ничего не объясняет, причина толкает, двигает к появлению смыслов, она задает некую движущую силу человеку и всему, что окружает его, она создает смыслы.

Вот пример. Есть локомотив, который может ехать на восток, запад, юг…, в любом направлении, куда проложат рельсы, но его движение в любом направлении само по себе бессмысленно и даже опасно для среды — выброс вредных веществ, опасность для тех, кто окажется у него на пути. Ему лучше бы не двигаться и стоять на месте!

Но тут появляется веселая компания и решает ехать на юг к морю — купаться, загорать…, и у движения локомотива появляется смысл — оно необходимо для того, чтобы компания могла оказаться на море. Этот смысл ему придала веселая компания, он не был изначально заложен в его чертежах. А у компании не было изначально продуманного смысла, у нее было желание — на море, купаться, веселиться, загорать. Это желание никак не обосновывалось, но именно оно придало смысл, железной дороге, локомотиву, вагонам их движению по рельсам. Желания же членов компании было всего лишь движением, беспричинным “хочу”. Но это беспричинное “хочу” зародившееся у веселой компании даже морю и солнцу придало новый смысл, потому что теперь они существуют для того, чтобы веселая компания могла загорать и купаться, а не для того, чтобы вырабатывать электроэнергию на приливных и солнечных электростанциях и уж тем более держать на плаву нефтеналивные танкеры.

Смысл не мотивирует жить. Определив человеку смысл жизни, невозможно заставить его жить в соответствии с этим смыслом, знание смысла жизни не порождает желание жизни. Человек должен прежде всего хотеть жить, искать жизнь, найти в себе причину смыслов. Таким образом понимание смысла жизни, не имеет ценности, поскольку он не источник, не причина жизни, а следствие, состоявшийся факт. Жизнь — движение, смысл же пытается оправдать движение — рассказать зачем, куда и откуда оно двигается. Не смысл наполняет человека и движет им, но человек в процессе жизни наполняет окружающий мир смыслами.

Ответ на риторический вопрос о полстакане воды зависит от того, кто смотрит, от состояния человека, некоего неуловимого импульса, который определяет его взгляды сегодня. Вечером, тот человек, для которого этот стакан был наполовину пуст, ляжет спать и утром, вновь увидев этот стакан, может решить, что тот наполовину полон. И для этого решения необходимо не наличие смысла, тем более обоснованного, а наличие неуловимого внутреннего импульса, который формирует отношение и видение предмета в текущих условиях, и лишь затем у этого стакан появится тот или иной смысл.

Итак, стакан либо пуст, либо полон — либо поиск смысла и самооправдания, либо жизнь и поиск причины жизни.

Смысл регулярно лжет

Вот еще пример. В некоторой стране Африкании вооруженная группировка захватила деревню Ивановка. На следующий день в соседней деревне Петровке, что на севере, по радио сообщают новость: “Трагическое событие — преступники и террористы захватили Ивановку”. В другой соседней деревне Федоровке, что на юге, по радио сообщают туже новость: “Ура! Одержана новая победа, партизаны освободили Ивановку от врагов и террористов”.
Казалось бы, одно и тоже событие, но наполнено совершенно противоположными смыслами и лишь по той причине, что в противоположных деревнях пользуются противоположными точками зрения на событие, а следовательно разные идеи, желания и мысли движут корреспондентами из противоположных деревень. А за их спинами сокрыта еще более мощная движущая сила, мотивирующая их думать, желать, действовать, транслировать новые смыслы во вне — надевать смысловые очки на глаза окружающих.
То, что для одних освобождение, для других оккупация.
Силы, движущие этими корреспондентами, заставляют их создавать смыслы и транслировать их окружающим. Оправдывать факт свершившегося теми способами которые удовлетворяют их потребностям, желаниям.
А истинной причиной захвата деревни является жажда обладания, жажда власти или месть, вражда, а значит — ложь, независимо от того, какой стороной она захвачена.

А какие очки человек одевает сам себе? Они бывают розовые, голубые, разноцветные, черные солнцезащитные и все они показывают нам мир в несколько искаженном цвете. Так и смыслы, которыми полон мир, которые человек приемлет в свою жизнь или которые сам себе создает искажают реальность.
Как все обстоит на самом деле человек начинает видеть, только когда избавляется от окрашенных стекол на глазах и пытается увидеть свет истины. В этом случае ему не требуются очки в виде смыслов. Иногда может показать, что смысл наполняет человеческую жизнь, помогает ему жить, но нет. Желания (потребность чего-либо), идея (идеология, одержимость идеей), вера во что-либо или вера кому-либо, сформированные внешними смыслами, заполняют жизнь человека и не единым смыслом, но тысячами порой самых противоположных, противоречивых смыслов, создавая смысловое содержания субъекта, часто ложное по отношению к его истинной сущности. Психологам это явление хорошо известно.

Смысл активно влияет на восприятие времени, пространства, явлений.
У С. Маршака есть замечательный стишок, думается, он о наполнении смыслами.
Мы знаем: время растяжимо.
Оно зависит от того,
Какого рода содержимым
Вы наполняете его.

Бывают у него застои,
А иногда оно течет
Ненагруженное, пустое,
Часов и дней напрасный счет.

Пусть равномерны промежутки,
Что разделяют наши сутки,
Но, положив их на весы,
Находим долгие минутки
И очень краткие часы.

Время ожидания, страдания, тоски, боли тянется мучительно долго. Время радостных событий, счастья, любви пролетает быстро, почти незаметно, оно исчезает. “Счастливые часов не наблюдают”.
А по какой причине не будет времени после этого события: “И Ангел, которого я видел стоящим на море и на земле, поднял руку свою к небу и клялся Живущим во веки веков, Который сотворил небо и все, что на нем, землю и все, что на ней, и море и все, что в нем, что времени уже не будет;” (Откр. 10:5-6)?
Смысл придуманный или рассказанный не способен изменить скорость времени, но человек своим жизнеосознанием, мироощущением, делает это без каких-либо затруднений.

В одном известном рассказе Р.М. Рильке герои ведут диалог о том, с кем граничит Россия:
“— Может быть — с Богом?
— Да, — подтвердил я, — с Богом.
— Так, — понимающе кивнул мой друг. Но потом им овладело некоторое сомнение. — Разве Бог — страна?
— Я думаю, нет, — возразил я, — но на примитивных языках часто различные вещи имеют одинаковые названия. Вероятно, есть страна, которая называется Бог, и тот, кто ею владеет, — тоже называется Богом. Простые народы часто не различают свою страну и своего царя, ведь оба велики и добры, страшны и велики.
— Я понимаю, — медленно проговорил человек в окне. — И заметно в России это соседство?
— Оно заметно решительно во всем. Влияние Бога мощное. Сколько ни приносят вещей с Запада, все европейские вещи обращаются в камни, как только переходят границу. Есть среди них и драгоценные камни, но только для богатых, так называемых «образованных», тогда как оттуда, из иной страны, приходит хлеб, которым живет народ.”

“Сколько ни приносят вещей с Запада, все европейские вещи обращаются в камни” — не говорит ли это о легкой смене смыслов, разрушении одного смысла и появлении другого? О непостоянстве смыслов.
Под действием чего происходит разрушение прежнего смысла и появление каких-то иных новых смыслов? Ведь для этого нужна была бы аргументация — почему один взгляд на вещь лучше другого, и какой-то временной промежуток на процесс убеждения для смены точки зрения и изменения смысла.
Но без всякой аргументации “европейские вещи обращаются в камни”. Потому что самый близкий и лучший сосед России не является смыслом, а является жизнью и истиной и близость к Нему, разрушает смыслы сформированные на большем расстоянии от него.. Он Исток и первопричина, которые дают смыслы всему сущему, дают движение жизни, Он — Свет, просвещающий мир открывающий все в истинных красках, Он — единственно верный способ восприятия событий, явлений, мира и себя в мире. Единственно возможный взгляд, ведущий к жизни, а не к ее оправданию.
“Итак Он для вас, верующих, драгоценность, а для неверующих камень, который отвергли строители, но который сделался главою угла, камень претыкания и камень соблазна, о который они претыкаются, не покоряясь слову, на что они и оставлены.” (1-е Петра 2:7-8) Драгоценность, камень во главе угла, благодаря которому можно видеть жизнь не в смыслах, а в свете Истины.
Нельзя избрав новую точку зрения, а точнее — увидев мир в истинном свете, без необходимости оправдания, хранить старые смыслы, т.е. продолжать смотреть сквозь окрашенные стекла. Вот и превращаются прежние смыслы в камни. — Кто захочет впустую оправдывать пустое?

Что-то пошло не так

Творец открывает человеку видение истины, понимание истинных смыслов сущего, в том числе и понимание не смысла, но назначения своей жизни и происходит это не без участия человека, а только при проявлении желания человека увидеть истину в своей жизни, найти причину жизни в себе. Не причину, из-за которой хочется одно, другое, третье, не причину, из-за которой одно оправдывается, другое отвергается, а причину жизни — причину причин смыслов.
Собственно в этом и состояла одна из задач человека при его сотворении — видеть за творением его первопричину и в соответствии с этим именовать творения, чтобы имена их несли в себе истинный смысл, причину их жизни, а не скрывали тайн.
«Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привел [их] к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей.»
Но что-то пошло не так, — человек решил сам быть первопричиной всего, вместо того, чтобы искать первопричину в себе и в мире. “Будем как боги”, “познаем добро и зло”.
Как логичный итог — такая первопричина оказалась не очень востребована миром и приходится искать оправдания и придумывать смыслы себе, своей жизни, всему миру. Связывать некую свою сущность с тем, что видится и мыслится, но не то, что истинно.
Плоть обрела смысл, порождающий чувство стыда. Перед кем? Только что ничего подобного не было.
“И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания” (Бытие 3,7).
У деревьев рая появился весьма необычный смысл — скрывать от Бога: “…и скрылся Адам и жена его от лица Господа Бога между деревьями рая” (Бытие 3;8)

И все-таки, если забыть сказанное и посмотреть на вопрос о смысле жизни, как на важнейший, который обязательно должен быть разрешен для каждого человека живущего в современном обществе.
Вот ключевые вопросы на которые необходимо ответить до того, как начать рассуждать о смысле жизни. О той связи, которая оправдывает существование сущности в реальности.
Итак. Какова реальность общества, которое всеми доступными способами уничтожает себе подобных в количествах, немыслимых в животном мире?
Какова реальность общества, которое целенаправленно разрушает свою среду обитания?
Что это за реальность, которая считает нормой изощренную манипуляцию одних членов общества другими, безжалостную эксплуатацию одних другим?
Ставит в один ряд доброе и постыдное?… Таких вопросов много.
И нельзя забывать, — если так поступает общество в целом, следовательно все члены этого общества прямо или косвенно вовлечены в подобную деятельность. Каждый участвует в порождении этой реальности, независимо от роли в обществе, социальной позиции. Нельзя войти в воду и не намокнуть.
Ничто не может оправдать необходимость такой формы существования.
Оправданием такой “реальности” может быть только хаос. Да, с позиции хаоса такое существование оправдано, поскольку оно умножает разрушение, но тогда нельзя задавать вопрос о смысле, поскольку хаос — отсутствие смыслов, отсутствие света и жизни.

Удивительно, что такое общество еще пытается рассуждать о своем будущем и о своей эволюции — мол, человек своим существованием создает новую сферу бытия — ноосферу, — сферу взаимодействия общества и природы, в границах которой разумная человеческая деятельность становится определяющим фактором развития.
“Разумная человеческая деятельность”, “взаимодействие общества и природы” — это серьезно? Вы в это верите? Какая же она разумная, если из природы выжимаются последние соки и уже пройден тот момент, когда процесс был обратим. Если одни члены общества уничижают друг друга, другие раболепствуют друг перед другом, одни заняты бесконечным потреблением, другие еще большим разжжением их желаний направленных на потребление? Может это уже и есть геенна огненная? Что же это за разумность разумной сферы? Говорят разумная сфера, а делают противное разуму. И это не что-то случайное от чего можно оградить себя, даже апостол не в силах совладать с этим:
«Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. Если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех.»
Стоит ли говорить о смысле жизни в такой реальности?
Попытыки оправдать свое существование в такой среде выглядят очень неубедительными.
Ведь это даже не екклиссиастовское “суета-сует”, а апокалиптическое: “В те дни люди будут искать смерти, но не найдут ее; пожелают умереть, но смерть убежит от них.”

Любой смысл, связывающий сущность человека и подобное общество будет оправдывать необходимость разрушения и саморазрушения. Более того, в процессе жизни он будет формировать в человеке черты и свойства более характерные для среды где преобладает распад и хаос, иными словами, где преобладает смерть.

Альтернатива исканиям смысла

А между тем, жизнь, как сказано в начале, — это форма материи сопротивляющаяся разрушению, способная к самоорганизации, способная поддерживать вектор развития противоположный объектам неживой природы и т.п.
Следовательно, нужен не поиск смысла жизни, который примиряет человека с текущей реальностью, поскольку соотносить свою жизнь с этой реальностью, — равносильно тому, что действовать против себя, против своей способности к самоорганизации, т.е. того, что отличает от неживой материи, против вектора своего развития, но в стороны распада, в сторону увеличения энтропии, что равносильно суициду. Человеку же необходим поиск причины своего движения, причины своей внутреннией активности — причины работы своего сердца, своего разума, …. причины своей самоорганизации, причины сопротивления смерти. Поиск “самоосознающей жизни” внутри себя: «Мы лишь тогда подлинно обладаем «осмысленной жизнью», когда не мы, как-то со стороны, по собственной нашей человеческой инициативе и нашими собственными усилиями, «сознаем» ее, а когда она сама сознает себя в нас» (С. Франк). Человеку необходим поиск того своего активного начала, которое не яичницу заставляет жарить по утрам, а зовет хотеть жить, хотеть еще глубже самоосознать себя.

Эликсиры бессмертия, и философские камни, меркнут пред этим, превращаются в прах. Именно поэтому на Руси их и не искали, даже Иванушки в народных сказках идут куда-то за тридевять земель, плутают там, что-то там делают, а потом все равно возвращаются домой и живут счастливо здесь, но не там.
“…дикарь легко говорит о мифологии, молчит — о религии. Австралиец, например, создал царство нелепицы, которое наши предки сочли бы достойным антиподов. Ему ничего не стоит поболтать общения ради о том, что солнце и луна — половинки разрубленного младенца, а дождь — молоко исполинской коровы, но он удаляется в тайные пещеры, скрытые от женщин и белых, в храмы страшной инициации и там, под ритуальный грохот, обливаясь жертвенной кровью, узнает от жреца последние, чудовищные тайны, доступные только посвященным: что честность лучше хитрости, что добротой дела не испортишь, что люди — братья, а Отец их — Бог, Вседержитель, Творец неба и земли, видимого и невидимого.” (Г. Честертон «Вечный человек»)
Смыслом жизни не может быть построение высокоорганизованного общества (мечты о коммунизме?), поскольку общество организуется людьми и источником своего существования имеет людей, а те в свою очередь — иную причину внутри себя. Смыслом жизни не может быть продление рода, поскольку пока не найден смысл, то и потомки продолжают стоять все перед тем же вопросом о смысле и соотносить свою жизнь все с той же синтетической псевдореальностью хаоса — матрицей, если нравится это слово.
Таким образом наипервейшее дело человека — поиск источника жизни, приближение к нему. И поиск должен начинаться с себя, ведь самоорганизация и противостояние энтропии — одно из важнейших свойств живой материи.
Другая причина такой направленности поиска — внутрь более чем очевидна, — разве в мире есть существа более высокоорганизованные чем человек? Или будем ждать инопланетян? Инопланетян ли? Вот С. Роуз называл их иначе.

Хотя ответ на вопрос о смысле жизни находится недалеко и найден давно, но почему-то для многих он не очевиден. Источником жизни является Творец — тот, Который Словом творит живую материю, вдыхает в материю жизнь.
“Все они от Тебя ожидают, чтобы Ты дал им пищу их в свое время. Даешь им – принимают, отверзаешь руку Твою – насыщаются благом; скроешь лице Твое – мятутся, отнимешь дух их – умирают и в персть свою возвращаются; пошлешь дух Твой – созидаются, и Ты обновляешь лице земли.” Пс. 103:27-30
“Он же сказал ему в ответ: написано: не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих” (Матф.4:4).
Словом Бог создает мир и все живущее в нем. И слово это не подобно тем словам, что летят из уст человека без остановки, что воспроизводятся из созданных человеком устройств, но тем Словом, которое организует материю и поддерживает в ней жизнь, это иное Слово.
Апостол хорошо знал силу слова и предупреждал: «Кто не согрешает в слове, тот человек совершенный, могущий обуздать и все тело» (Иак. 3, 2). И святые предупреждали: “Молчание есть тайна будущего века, а слова суть орудие мира сего», — сказал св. Исаак Сирин.
Но увы, несмотря на то, что ответ о смысле жизни и даже о жизни вечной, известен миру, мир не согласен с этим ответом, поскольку Бога не приемлет, и упорствует в саморазрушении. Потому что, как говорит апостол: “Мы знаем, … что весь мир лежит во зле. Знаем также, что Сын Божий пришел и дал нам свет и разум, да познáем Бога истинного и да будем в истинном Сыне Его Иисусе Христе.” (1 Ин 5:19-20).

Мы упорствуем не столько в том разрушении, которое очевидно, когда лишают жизни, имущества, насилуют…, а в том, которое далеко не очевидно, когда разлагается разум, чувства, воля под действием тех самых ложных смыслов и что бы увидеть эту ложь, необходимо хоть сколь-нибудь очистить разум и сердце от того, чем наполнил их мир. Поэтому апостол и уточняет “дал нам свет и разум, да познáем Бога истинного и да будем в истинном Сыне Его Иисусе Христе.” Уточним — не затмение разума дал Бог человеку, а свет истины и разум, чтобы наполнились истиной и светом а не ложью и тьмой, потому что ложью этот мир заполнен изначально: “Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи. (Ин 8:44).

Где делать и как делать

Извечные вопросы — кто виноват и что делать с нашей позиции становятся не то, чтобы не вечными, но просто наивными. Для многих живущих на земле естественно в ответ на вопрос: ”Есть ли Бог?”, сказать что-то вроде “Есть ли Бог — не знаю, но что-то точно есть”. Для многих естественно заявить нечто подобное: “Бог внутри, в сердце, в душе”, но почему-то не многим очевидно, что Он и есть жизнь и источник жизни, не многим очевидно, что этого знания недостаточно для жизни, потому что это только знак о том, что есть что-то иное, как знания об Антарктиде совсем недостаточно для того, чтобы оказаться там. Но необходим непрерывный процесс поиска Бога и единения с ним, который и называется — вера.

Не та вера, которая представляет собой ответ на вопрос: “Есть ли Бог?” и признание факта Его существования как составляющей многообразия мира, поскольку “и бесы веруют и трепещут”. Но та вера, которой собственно и отличается христианство — вера деятельная, вера как непрерывный процесс изменения себя, переосмысления своей жизни в стремлении к Богу, бесконечно возрастающее богопознание, просветление сердца и разума светом истины — эпектазис.
Вот слова ап. Павла: “Братия, я не почитаю себя достигшим; а только, забывая заднее и простираясь вперед, стремлюсь к цели, к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе”. (Фил. 3;13-14), они не о движении по грунтовой дороге из пункта А в пункт Б, а о внутреннем действи, о движении веры в устремлении к богопознанию и высвобождению от старого.
Старое же и есть не что иное, как старые знания, старые чувства, цели, желания, старые смыслы. одним словом все, что наполняло жизнь прежде. Чтобы избавившись от прежнего искаженного мировосприятия наполнить жизнь Богом, самой причиной жизни, увидеть жизнь в истине.
Этому процессу — освобождению не только от ошибочных поступков, но от старых смыслов, знаний, чувств, от того, что разрушает жизнь, от сосложения своего духа с духом этого мира, и зарождением и укреплением своего стремления к единению с Богом и подчинена вся христианская жизнь, которая обычно, начинается с наставления желающих креститься и собственно крещения. Наставление призвано дать основы понимания — к чему стремиться и от чего уходить в своей жизни, задать для человека тот самый вектор самоорганизации материи, и уменьшению собственной энтропии, потому что “дух животворит, плоть не пользует нимало”.

В новом миропонимании не будет смысла жизни, но будет предназначение жизни, потому что в том мире человека ждут, там он нужен.
Поиск Бога нельзя назвать смыслом жизни, поскольку смысл, как говорили, обосновывает существование человека в нынешней реальности. А Богу не нужны обоснования. Он сам — первопричина и обоснование всего. Необходимость ломать голову в поисках обоснования смысла поиска смысла…, — ну вы поняли, эта необходимость нужна точно не Богу.
В этом мире приходиться доказывать, оправдываться, обосновывать свое место под солнцем, занимать чужое место, терять свое. В этом мире человеку бывают не рады даже в родной семье, ведь мир этот пошел от лжи и братоубийства, а что говорить об обществе? — Уже столько тысячелетий прошло…, все уже давно ложь за правду принимают, а братоубийство за случайную слабость или необходимую “защиту демократии”. В таком обществе чужому человеку будут рады, только если его можно эксплуатировать и не тратиться на содержание раба.
В ином же мире человека ждут.
“Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас” (Мф 11:28-29).
“В доме Отца Моего обителей много. А если бы не так, Я сказал бы вам: Я иду приготовить место вам. И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтобы и вы были, где Я” (Ин 14: 2-3)

Поэтому и христианская жизнь начинается с отречения от старого мира и рождения в новый, отречение не только от дел и слов, но и от смыслов искажающих реальность — от Сатаны и рождение в свет Истины.

Человек от рождения связан с этим миром, он мыслит, чувствует, желает, говорит так, как научен, как приемлется это в земном мире, пользуется его критериями добра и зла. Нельзя войти в воду и не замочиться, живя в такой среде невозможно исключить ее влияние на душу и дух человека. Но можно начать двигаться в иную сторону.
Для того, чтобы жить иными критериями, отличными от принятых в мире хаоса, необходимо полное изменение человека — его мыслей, чувств, желаний, освобождения от тех смыслов, в которые он погружен от рождения.
«Дружба с миром есть вражда против Бога», — говорит апостол Иаков, ст.4:4. Поэтому и необходимо, в первую очередь, отречение от мира, созданного человеком с поврежденной природой и рождение в иной мир.
Необходимо перерождение и первый шаг — крещение — рождение в духовный мир, в мир без смыслов, в мир истины.
«Крещение – это священное действие, в котором верующий …. возрождается благодатью Духа Святого в новую духовную жизнь (духовно рождается) и делается членом Церкви, т.е. благодатного Царства Христова»
В крещении происходит чин отречения от Сатаны и при этом крещаемый поворачивается на Запад.Тут символика — Восток — целостность, единство, Христос именуется Восток востоков. Запад считается стороной темных сил — стороной множественности, хаоса, неопределенности. Той самой стороной, перед которой почему-то необходимо оправдывать свое существование. Разве не так происходит в бандитских группировках? — Каждый член группировки должен доказывать свою необходимость, чтобы занять некое место и доказывать отнюдь не благовидным образом.

Последующие за крещением таинства направлены на то, чтобы человек мог высвободиться из разрушительной круговерти мира и прийти в мир жизни и истины, туда, где нет необходимости искать смысл своей жизни, оправдывать перед собой свое существование, доказывать миру, что ты нужен ему.

Если в этом мире человек одиноко выживает, то движение от смыслов к предназначению в новый мир осуществляется не в одностороннем порядке, но на стремление человека к Источнику жизни, ему Бог дает благодать, укрепляет духовно и преобразует его.
«Действуя в себе и вокруг себя, христианин вносит в подвиги всю свою личность, но делает это, и может успешно делать, только при непрерывном содействии Божественной силы – благодати, – учит св. Иустин Попович. – Нет мысли, которую христианин может по-евангельски мыслить, нет чувства, которое он может по-евангельски ощущать, нет дела, которое он может по-евангельски сделать без благодатной помощи Божьей»
Это очень важно, поскольку, если этот мир манит, лжет, изворачивается, опустошает и уничтожает человека. То тот мир укрепляет, наставляет дает новое сердце и новый разум.
В пятидесятом псалме читаем обращение к Богу “сердце чисто созижди во мне Боже и дух прав обнови во утробе моей”. Взамен духа мира нынешнего человеку дается новый дух, и в покаянии создается совершенно новое сердце. Исследователи пишут, что тут употребляется глагол “бара”, означающий творение из ничего, как в первом дне. То есть не перерождается сердце с прежнего на новое, но творится совершенно новое — это новая жизнь, новые чувства и новая самоорганизаци в жизни.
Отказываясь от мира распада человек обретает новую целостность. И для этого не надо передвигать горы, а всего лишь обновлять свой ум и сердце, устремлять свою волю к Богу, очищаться от смыслов, искажающих Божье Слово.

Предназначение

А что же предназначение? Царь Давид очень емко сказал о предназначении всего живого в 150-м псалме:

“Хвалите Бога во святых Его, хвалите Его во утвержении силы Его. Хвалите Его на силах Его, хвалите Его по множеству величествия Его. Хвалите Его во гласе трубнем, хвалите Его во псалтири и гуслех. Хвалите Его в тимпане и лице, хвалите Его во струнах и органе. Хвалите Его в кимвалех доброгласных, хвалите Его в кимвалех восклицания. Всякое дыхание да хвалит Господа.”

Последняя строка не оставляет сомнений на счет того, чем заниматься всему, что умеет дышать. Потому что: «отнимешь дух их — умирают и в персть свою возвращаются; пошлешь дух Твой — созидаются, и Ты обновляешь лице земли» (Пс 103).

Но и это лишь часть предназначения, апостол Павел тоже говорит о предназначении человека, но в ином мире и не ветхого человека, а обновленного, потому что в новом мире не нужны старые смыслы. А вот обновленный человек очень даже актуален для того мира:
“Ибо думаю, что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас. Ибо тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих, потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих.” (Рим 8:22).
Т.е. вся тварь ждет, когда человек перестанет уже искать смыслы в этой жизни и смыслы этой жизни, и обратиться к поиску истины и Истине и займет свое место в мире, освободившись от рабства тления, освободить и весь тварный мир от него.

PS
Философия определяет смысл как сущность феномена, которая оправдывает его существование, связывая его реальностью. В этом определении на каждом шагу нестыковки для христианина.
Во-первых про реальность эту известно: «не любите мира не того, что в мире», «весь мир во зле лежит» и соответственно связываться с этой реальностью как-то не хочется.
Во-вторых и оправдываться лишь только за то, что здесь родился, перед этой реальностью не хочется.
В-третьих — это та сущность, которая связывает с реальностью. Может есть и та, которая не связывает? А если их не две, а три? Или: «… И спросил его: как тебе имя? И он сказал в ответ: легион имя мне, потому что нас много. И много просили Его, чтобы не высылал их вон из страны той. Паслось же там при горе большое стадо свиней. И просили Его все бесы, говоря: пошли нас в свиней, чтобы нам войти в них. Иисус тотчас позволил им. И нечистые духи, вышедши, вошли в свиней; и устремилось стадо с крутизны в море, а их было около двух тысяч; и потонули в море.»
Этот бесноватый — не уникум, который жил 2000 лет назад, это нынешняя реальность, чтобы убедиться, достаточно познакомится с психологом и разговорить его, а уж психиатр может рассказать такого… Не очень-то хочется искать такой «смысл» у жизни, которой живешь.

А если изменение себя, освобождение от старых смыслов кажется нереальным, жизнь с новыми смыслами практически невозможной, а если и возможно, то только в тайге, — оглянитесь вокруг, — на земле живет много народов и все они живут разными смыслами, разным разумом и чувствами. Даже адекватный перевод с одного языка на другой не всегда возможен, лишь приближение.
А у нас есть церковь — собрание народа Божьего. Израиль — сорок лет ходил по пустыне, а мог бы за сорок дней, но не захотел отказываться от прошлого, хотя не просто гипотетически знал, но видел своими глазами лучшее.
© DS, 2018

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семь − один =

Прокрутить вверх