Учитель и вера (в память об учителе)

​Мне посчастливилось встретить в жизни двух человек, о которых хочется сказать, что это — учителя с большой буквы. Сейчас их нет среди нас. У них было общее, они характеризовали себя людьми неверующими, один — атеистом, другой даже воинствующим атеистом.

Сейчас, когда думаешь об этом, то удивляешься, — до чего искажено понятие христианской веры в нашем мире? Искажено так, что люди, делами и всей жизнью свидетельствующие о своей живой вере, в тоже время приписывали себя к людям без веры.

Ведь все просто — христианство призывает человека стать Человеком. Такая фраза требует небольшого пояснения. Дело в том, что все мы рождаемся в образе, в теле человека, но эволюция, как по Дарвину, так и по Библии говорит нам о том, что в человеке заложена невообразимая смесь всех видов живой энергии и биологической памяти — от простейшей клетки, какой-нибудь амебы, до пресмыкающихся, птиц, хищных животных и т.п..

И ключ к тем поступкам и делам, которые совершает человек в жизни, лежит в том, что закладывается до рождения и после рождения, что и каким образом из этого формируется, что в итоге правит человеческим телом, его делами, мыслями, чувствами, словами.

Одно дело быть носителем внешнего образа человека, другое дело — соответствовать человеку телом, и душой, и духом, вывести из внешнего образа человека — сущность Человека. К этому и зовет христианство — образовать в себе из всего многообразия заложенных возможностей именно Человека.

А что же образование? Причем здесь педагоги с атеистическим воззрением? Да вот причем. Слово «образование» происходит от слова «образ» и представляет собой процесс формирования характера личности, его ума, навыков к мировосприятию и сосуществованию с подобными себе в соответствии с определенным образом — человеческим образом.

Еще Пифагор считал, что именно образованием отличаются люди от животных, эллины — от варваров, свободнорожденные — от рабов, философы — от простых людей.
То есть образование являет собой отнюдь не без-óбразный, процесс наполнения человеческого существа сухими знаниями, а процесс формирования истинной человеческой сущности в человеческом теле — его души и духа. Фактически обработку тех необузданных энергий, огромной генетической памяти, которые закладываются изначально в человека и приведение их к совершенно определенному результату — Человеку.

Никто не знает, каков он — Человек. Невозможно определить себя из себя. Однажды Платон попробовал дать определение человеку, по сей день это определение служит поводом для шуток. Тем не менее, действуя от противного, можно совершенно уверенно говорить, что человек — это не тот, во внешнем виде которого живет сущность готовая пресмыкаться по поводу и без повода, загрызать своих собратьев при первой же возможности, человек — это не тот, кто безволен, словно одноклеточная амеба, и боится расстаться с этой памятью одноклеточного, человек это не тот, сквозь человеческие черты которого просматривается хищный звериный оскал.

Формирование Человека — задача совсем не простая и стоит она перед каждым, и продолжается она всю жизнь. Но вот что важно. Для того чтобы эту задачу можно было решать каждому, необходим запал, необходимо задать направление, начальный импульс к такому движению и роль учителя в этом процессе переоценить невозможно.
Сделать же такое без веры, без наличия такового образа в себе, без обладания душой и духом Человека совершенно невозможно. Такое под силу только настоящему Человеку и Учителю.

Такие люди не умирают. Как так? — спросите вы. Очень просто.Такие люди становятся святыми, потому что они исполняют важнейшую заповедь в своих подопечных они видят ни учеников, ни двоечников или отличников, удачников и неудачников, а Человеков, и прикладывают все свои силы к тому, чтобы вырастить настоящих Человеков. Церковь не всех канонизирует, да и канонизация — лишь мнение церкви об известных фактах, а все решает Бог.

Бог. Именно Он вновь и вновь сводит нас с ними. Становясь святыми, они приходят к нам. Они — наши любимые человеки приходят к нам после смерти в другом образе с другими мыслями и чувствами, приходят как добрые незнакомцы или как ангелы, прикосновение и помощь которых, мы вдруг ощущаем. Но самое важное, — они приходят, с той же силой любви и веры, которая была в них прежде, и по этому мы узнаем их. Они приходят к нам, когда нам очень трудно. И мы чувствуем в пришедших именно их любовь и веру, и понимаем — что это вернулись они, и мы не расстаемся никогда.

И в этот самый миг я понял вдруг,
Что можно брать любые рубежи,
Но вечным остается дело рук
Лишь только если верой одержим.
      А. Макаревич

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

12 − 7 =

Прокрутить вверх