О смерти и жизни

За пределами христианской веры смерть определяется, как прекращение и полная остановка биологических и физиологических процессов жизнедеятельности организма. В противоположность смерти, жизнь определяется, как активная форма существования материи.

В этих определениях есть неизвестная составляющая, которая названа «активная форма». Если с понятиями материи, биологических и физиологических процессов что-то более или менее ясно, то с понятием «активная форма» непонятно вообще ничего — откуда берется эта активность и почему она может сама по себе прекращаться? Почему эта активность не возникает произвольно в каких-либо химических соединениях? И уже, наверное, совсем интересный вопрос — почему не всякая активность в материи зарождает активность мыслительную, чувственную, творческую, словесную?

Исследователь-атеист, рассуждающий об очевидной, в его глазах, примитивности веры, и несуществовании Творца, не способен ответить на вопрос о том, откуда берется эта активность, что или кто является ее причиной, как эта активность создает личность. Причина банальна, для такого исследователя Творец — это лишний фактор, из-за которого появляется больше неопределенности, чем конкретики, а кроме того, Его не только в эксперимент, но и в себя впустить необходимо, иначе ничего не получится, а с этим проблемы. Поэтому проще исключить, это подметил еще Гете:

Кто хочет что-нибудь живое изучить,
Сперва его всегда он убивает,
Потом на части разнимает,
Хоть связи жизненной, — увы! Там не открыть
(И. Гете, Фауст)

Пожалуй, единственный относительно внятный ответ о причинах этой активность дал Ф. Реди, сформулировав принцип «живое от живого», или, говоря иначе, — неживая материя не способна породить живую. Принцип хорош, но и он не сообщает — кто же Тот первоначальный Живой от Которого пошло все живое?

Вот такие сложности с определением жизни и смерти за пределами христианской веры.

Для христианина вопрос начала жизни не существует, поскольку именно о жизни и не конечной, а бесконечной говорит его вера и призывает всех стать причастными к жизни. Именно причастными, поскольку: всякая тварная жизнь (ангелов, человека, животных, растений) не имеет основания в самой себе, но получена от Бога в результате акта творения, поэтому тварь в отличие от Бога обладает жизнью не по сущности, а по причастию к Богу.

Апостол Иоанн эту мысль причастности жизни всего живого Богу выражает следующим образом:
«В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все через Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин 1:1-5)

Смерть в христианстве также определяется иначе, как явление временное и проходящее.
Смерть — разделение души и тела, возникшее в следствии грехопадения человека. В результате этого разделения тело придается земле, а душа, пройдя испытания воздушными мытарствами, определяется Богом в соответствующее ей место до момента воскресения в нетленных телах и Страшного Суда, на котором будет решена вечная участь человека.
Итак, человек не мертв, мертво его тело по причине отделения души — того, что оживляло тело.

Когда ко Христу приходили саддукеи искушать его вопросами о воскресении, Он, отвечая им, говорит, что Бог не есть Бог мертвых, но Бог живых: «А что мертвые воскреснут, и Моисей показал при купине, когда назвал Господа Богом Авраама и Богом Исаака и Богом Иакова. Бог же не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живых» (Лк 20:37-38).

Таким образом, про смерть можно сказать, что это иное состояние человека, не доступное нашим органам осязания, и на это есть конкретные причины, — эти органы принадлежат тем самым «кожаным одеждам», которые даны человеку, а по смерти душа расстается с ними.

Об этом Игнатий Брянчанинов пишет:
«Тело Адама, легкое, тонкое, бесстрастное, бессмертное, вечно юное, отнюдь не было узами и темницею для души: оно было для нее чудною одеждою. Наконец — это изящное тело было способно, по совершенству своему, для жительства в раю, где в настоящее время обитают отшедшие отсюда праведники только душами своими. Они соделаются способными взойти туда телами по всеобщем воскресении, когда самые тела соделаются духовными. По падении и при изгнании из рая даны человеку кожаныя ризы (Быт. 3, 21); тогда, говорит Святой Иоанн Дамаскин, «он облекся в смертность, или в смертную и грубую плоть, что означают кожаные ризы».
Он же о смерти и земной жизни:
«При разлучении души от тела видимой смертью мы снова вступаем в разряд и общество духов. Из этого видно, что для благополучного вступления в мир духов необходимо благовременное образование себя законом Божиим, что именно для этого образования и предоставлено нам некоторое время, определяемое каждому человеку Богом для странствования по земле. Это странствование называется земной жизнью».

«… тело приносит душе весьма сходное служение с тем служением, которое исполняют пелены для новорожденного тела. Обернутое пеленами тело младенца получает правильность, без пелен члены его, по мягкости своей, могли бы получить уродливые формы: так и душа, облеченная в тело, закрытая и отделенная им от мира духов, постепенно образует себя изучением закона Божия, или, что то же, изучением христианства, и стяжает способность различать добро от зла» (Евр.5:14)

Атеисты, занимающиеся исследованиями в области крионики, молекулярных нанотехнологий, с целью продления жизни и искусственного воскрешения, верно предполагая, что с биологической смертью организма окончательная смерть еще не наступает, выдвигают концепцию информационной смерти. Информационная смерть наступает позже биологической смерти тела, и означает отсутствие даже теоретической возможности восстановление личности какими-либо физическими способами.
Но вот незадача — никто до сих пор не дал определения понятию «информация», а без него теоретизировать в этой области невозможно. И в ближайшем будущем это понятие вряд ли появится, ведь известно, что простейшие понятия не могут быть определяемы, но через них определяются другие, более сложные понятия, а информация является именно таким простейшим, базовым понятием.

Один известный математик и философ попробовал определить это понятие, не похоже, что у него получилось: «Информация — это не материя и не энергия, информация — это информация» (Норберт Винер). Как видим, масло осталось масляным, в него ни попало ни капли молока.

На сколько же ближе христианство к ответу на эти вопросы!
Христианам известно, что Бог Иисус Христос — Бог-Слово. Буква и слог не имеют смысловой информации, а слово имеет. И Бог-Слово — это не та информация, которая объясняет что-то частное, придает некий смысл чему-то, но та, что наполняет жизнью, не смыслом жизни, а самой жизнью все с чем соприкасается. Животворящая информация, если допустимо такое выражение — Слово полное истины и благодати.

«И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины» (Ин 1:14)
«Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь» (Ин 5:24)
«Исследуйте Писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь вечную; а они свидетельствуют о Мне. Но вы не хотите прийти ко Мне, чтобы иметь жизнь» (Ин 5:39-40)

Если же говорить о возможности восстановления личности после смерти, то и здесь христианский взгляд более определен в сравнении с атеистическим.

«Христианство есть, таким образом, религия личности. Дело идет здесь не о том, что оно верует в личного Бога. … Подлинный смысл христианской веры, как бы центр ее тяжести, лежит в том, что идея Бога ставится в непосредственную связь с идеей реальности и абсолютной ценности человеческой личности. … В ней человек впервые находит самого себя, находит приют и опору для того, что образует его несказанное существо и что неизбежно остается бесприютным в мире…» (С. Франк «С нами Бог»)
«Развитие личности означает для христианина приближение к идеальному образцу человека, который дал нам в своем Лице Иисус Христос. Человек именно потому и личность, что он есть образ личного Бога в безличном мире. Человек существует в качестве личности по причине того, что являет собой образ Бога, и наоборот – он вследствие того только и есть образ Божий, что существует в качестве личности…» (С. Буфеев «Православное понимание личности»)

И наконец: «Воля Пославшего Меня есть та, чтобы всякий, видящий Сына и верующий в Него, имел жизнь вечную; и Я воскрешу его в последний день» (Ин 6:40)

Сравним с атеистической кашей по поводу личности:
«Личность — это человек, обладающий определённым набором психологических свойств, на которых основываются его поступки».
«В широком, традиционном смысле личность — это человек как субъект социальных отношений и сознательной деятельности»
«Личность — это система устойчивых индивидуальных и социально-значимых качеств, которые человек способен реализовать в своей деятельности»
«Личность — человек, обладающий комплексом прав, свобод и обязанностей, которые придают ему независимый, признанный и защищенный обществом статус, особое автономное положение в обществе»

Итак, Бог не есть Бог мертвых, но Бог живых!

Смерть и жизнь. Густав Климт
Смерть и жизнь. Густав Климт

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × 2 =

Прокрутить вверх