О некоторых последствиях грехопадения (по блж. Августину)

«…. все созданное Богом добро зело; зло же не есть нечто натуральное, а все, называемое злом, есть или грех или наказание за грех. Да и самый грех есть не что иное, как только порочная наклонность нашей свободной воли, когда мы склоняемся к тому, что воспрещает праведность и воздержаться от чего – дело нашей свободы, т. е. грех заключается не в самых этих вещах, а в незаконном пользовании ими. Законное же пользование вещами состоит в том, чтобы душа пребывала в законе Божием и подчинена была с полнейшею любовью одному Богу, и чтобы остальным всем, ей подчиненным, управляла без страсти и похоти, т. е. по заповеди Божией: ибо в таком случае она управлять будет без затруднения и злополучия, а, напротив, с Величайшею легкостью и блаженством.
Это именно состояние, когда душа терзается тварями, ей не покоряющимися, когда она и сама не покоряется Богу, и составляет наказание за грех: когда она была покорна Богу, покорялась ей и тварь. Таким образом, огонь не есть зло, потому что представляет собою творение Божие, но он жжет наше немощное существо вследствие греха. Грехи, которые совершаются нами пред Божественным милосердием необходимо, после того, как вследствие греха своей свободной воли мы впали в настоящее состояние, называются естественными грехами.»
(Блаженный Аврелий Августин, епископ Ипонийский «О книге Бытия буквально»)

Итак, из слов Агустина следует вполне ясное понимание о том, что грех есть незаконное пользование тварным миром, использование тварного не по назначению. Обратимся к моменту сотворения человека. Там в Эдеме ему была дана заповедь именования — давать имя творениям: «…и привел [их] к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так оно и было имя ей» (Быт. 1,26;2,19). То есть по сути человеку дано было право проникать в сущность творения, и давать ему имя в соответствии с тем, какое предназначение было дано творению в момент его создания. Через именование устанавливать связь с творением подобную той, что существовала между Творцом и творением. Но грехопадение помешало этому, и человек утратил способность видеть истинную сущность творения и давать имя.  Творение оказалось неуправляемым — безымянным, а человек подвластен тварному миру. Так и появилось незаконное использование тварных вещей.

«Имя – это связь. Имя это познание. Именование – это вхождение в установленную Богом систему взаимных отношений и ответственности. … Это мистика именования, немедленная связь; она присутствует всегда и во всем … Мистика имени, именования – одна из самых древнейших, доступных человеку. «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему [и] по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, [и над зверями], и над скотом… и привел [их] к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так оно и было имя ей» (Быт. 1,26;2,19). Право давать имена – право владычествовать. Право обращаться по имени – право находиться в общении».
(священник Михаил Шполянский. «Десять Заповедей Закона Божьего: их практическое применение в жизни»)

Тайна грехопадения
Тайна грехопадения

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

шестнадцать − девять =

Прокрутить вверх